Unfinished project as a way to conceive Soviet urban planning in the 1920s and the 1930s: The case of socialist cities

Research output: Contribution to journalReview articleResearchpeer-review

1 Citation (Scopus)

Abstract

Анализируется оправданность использования понятия «незавершенный проект» в применении к советской градостроительной практике 1920-1930-х гг. Обращаясь к опыту социалистических городов, автор показывает, что сама попытка оценки процесса их строительства в жесткой нормативной логике «соответствия плану» оказывается малопродуктивной. Это объясняется тем, что проектирование большинства новых поселений в Советском Союзе на рубеже 1920-1930-х гг. осуществлялось при постоянной смене установок и корректировке градостроительных стандартов, что приводило к появлению многочисленных промежуточных «планов» и «проектов», определявшихся ситуативными факторами строительного процесса - имеющейся ресурсной базой, организационными условиями и пр. В таком контексте понятие незавершенности оказывается формальной характеристикой строительного процесса, пытающейся зафиксировать степень реализации градостроительного проекта в отсутствие четких критериев его оценки. Более того, использование понятия незавершенности в нормативном ключе мешает разглядеть уникальность и своеобразие регионального опыта советского градостроительства, дающего многочисленные примеры появления оригинальных градостроительных решений в результате работы архитекторов в экстремальных условиях и вынужденного использования нестандартных приемов и технологий. Автор полагает, что такая ситуация является следствием утверждения в публичном дискурсе нарратива «нереализованной утопии», рассматривающего советскую архитектурную традицию в символических категориях «невоплощенного проекта» и «несостоявшегося будущего». В его рамках незавершенность оказывается не столько аналитической характеристикой и четким критерием оценки, сколько метафорой и фигурой речи, которая формирует особый ракурс восприятия советского архитектурного опыта и влияет на характер и направленность его анализа.
Translated title of the contributionUnfinished project as a way to conceive Soviet urban planning in the 1920s and the 1930s: The case of socialist cities
Original languageRussian
Pages (from-to)56-79
Number of pages24
JournalSiberian Historical Research
Issue number2
DOIs
Publication statusPublished - 2017

Fingerprint

urban planning
narrative
utopia
recourse
working conditions
architect
evaluation
Socialist
1930s
Urban Planning
1920s
metaphor
planning
Evaluation
discourse

Keywords

  • History of the Soviet architecture
  • Narrative
  • Socialist city
  • Soviet city
  • Soviet urban planning
  • Unfinished project
  • Utopia

ASJC Scopus subject areas

  • History
  • Anthropology
  • Archaeology
  • Archaeology

Level of Research Output

  • VAK List

Cite this

@article{aba19b84ce3740d7a1c826469a312140,
title = "Незавершенный проект как форма восприятия советского градостроительства 1920-1930-х гг.: опыт социалистических городов",
abstract = "Анализируется оправданность использования понятия «незавершенный проект» в применении к советской градостроительной практике 1920-1930-х гг. Обращаясь к опыту социалистических городов, автор показывает, что сама попытка оценки процесса их строительства в жесткой нормативной логике «соответствия плану» оказывается малопродуктивной. Это объясняется тем, что проектирование большинства новых поселений в Советском Союзе на рубеже 1920-1930-х гг. осуществлялось при постоянной смене установок и корректировке градостроительных стандартов, что приводило к появлению многочисленных промежуточных «планов» и «проектов», определявшихся ситуативными факторами строительного процесса - имеющейся ресурсной базой, организационными условиями и пр. В таком контексте понятие незавершенности оказывается формальной характеристикой строительного процесса, пытающейся зафиксировать степень реализации градостроительного проекта в отсутствие четких критериев его оценки. Более того, использование понятия незавершенности в нормативном ключе мешает разглядеть уникальность и своеобразие регионального опыта советского градостроительства, дающего многочисленные примеры появления оригинальных градостроительных решений в результате работы архитекторов в экстремальных условиях и вынужденного использования нестандартных приемов и технологий. Автор полагает, что такая ситуация является следствием утверждения в публичном дискурсе нарратива «нереализованной утопии», рассматривающего советскую архитектурную традицию в символических категориях «невоплощенного проекта» и «несостоявшегося будущего». В его рамках незавершенность оказывается не столько аналитической характеристикой и четким критерием оценки, сколько метафорой и фигурой речи, которая формирует особый ракурс восприятия советского архитектурного опыта и влияет на характер и направленность его анализа.",
keywords = "History of the Soviet architecture, Narrative, Socialist city, Soviet city, Soviet urban planning, Unfinished project, Utopia",
author = "Ilchenko, {Mikhail, S.}",
year = "2017",
doi = "10.17223/2312461X/16/5",
language = "Русский",
pages = "56--79",
journal = "Сибирские исторические исследования",
issn = "2312-461X",
publisher = "Национальный исследовательский Томский государственный университет",
number = "2",

}

TY - JOUR

T1 - Незавершенный проект как форма восприятия советского градостроительства 1920-1930-х гг.: опыт социалистических городов

AU - Ilchenko, Mikhail, S.

PY - 2017

Y1 - 2017

N2 - Анализируется оправданность использования понятия «незавершенный проект» в применении к советской градостроительной практике 1920-1930-х гг. Обращаясь к опыту социалистических городов, автор показывает, что сама попытка оценки процесса их строительства в жесткой нормативной логике «соответствия плану» оказывается малопродуктивной. Это объясняется тем, что проектирование большинства новых поселений в Советском Союзе на рубеже 1920-1930-х гг. осуществлялось при постоянной смене установок и корректировке градостроительных стандартов, что приводило к появлению многочисленных промежуточных «планов» и «проектов», определявшихся ситуативными факторами строительного процесса - имеющейся ресурсной базой, организационными условиями и пр. В таком контексте понятие незавершенности оказывается формальной характеристикой строительного процесса, пытающейся зафиксировать степень реализации градостроительного проекта в отсутствие четких критериев его оценки. Более того, использование понятия незавершенности в нормативном ключе мешает разглядеть уникальность и своеобразие регионального опыта советского градостроительства, дающего многочисленные примеры появления оригинальных градостроительных решений в результате работы архитекторов в экстремальных условиях и вынужденного использования нестандартных приемов и технологий. Автор полагает, что такая ситуация является следствием утверждения в публичном дискурсе нарратива «нереализованной утопии», рассматривающего советскую архитектурную традицию в символических категориях «невоплощенного проекта» и «несостоявшегося будущего». В его рамках незавершенность оказывается не столько аналитической характеристикой и четким критерием оценки, сколько метафорой и фигурой речи, которая формирует особый ракурс восприятия советского архитектурного опыта и влияет на характер и направленность его анализа.

AB - Анализируется оправданность использования понятия «незавершенный проект» в применении к советской градостроительной практике 1920-1930-х гг. Обращаясь к опыту социалистических городов, автор показывает, что сама попытка оценки процесса их строительства в жесткой нормативной логике «соответствия плану» оказывается малопродуктивной. Это объясняется тем, что проектирование большинства новых поселений в Советском Союзе на рубеже 1920-1930-х гг. осуществлялось при постоянной смене установок и корректировке градостроительных стандартов, что приводило к появлению многочисленных промежуточных «планов» и «проектов», определявшихся ситуативными факторами строительного процесса - имеющейся ресурсной базой, организационными условиями и пр. В таком контексте понятие незавершенности оказывается формальной характеристикой строительного процесса, пытающейся зафиксировать степень реализации градостроительного проекта в отсутствие четких критериев его оценки. Более того, использование понятия незавершенности в нормативном ключе мешает разглядеть уникальность и своеобразие регионального опыта советского градостроительства, дающего многочисленные примеры появления оригинальных градостроительных решений в результате работы архитекторов в экстремальных условиях и вынужденного использования нестандартных приемов и технологий. Автор полагает, что такая ситуация является следствием утверждения в публичном дискурсе нарратива «нереализованной утопии», рассматривающего советскую архитектурную традицию в символических категориях «невоплощенного проекта» и «несостоявшегося будущего». В его рамках незавершенность оказывается не столько аналитической характеристикой и четким критерием оценки, сколько метафорой и фигурой речи, которая формирует особый ракурс восприятия советского архитектурного опыта и влияет на характер и направленность его анализа.

KW - History of the Soviet architecture

KW - Narrative

KW - Socialist city

KW - Soviet city

KW - Soviet urban planning

KW - Unfinished project

KW - Utopia

UR - http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85021786304&partnerID=8YFLogxK

UR - http://elibrary.ru/item.asp?id=29432390

U2 - 10.17223/2312461X/16/5

DO - 10.17223/2312461X/16/5

M3 - Обзорная статья

SP - 56

EP - 79

JO - Сибирские исторические исследования

JF - Сибирские исторические исследования

SN - 2312-461X

IS - 2

ER -