'Hey, Guberniyas, raise your anchors!': 3 land development in bolshevik mythology

Research output: Contribution to journalArticleResearchpeer-review

Abstract

Цель исследования - уточнить, какое место занимала задача освоения российской территории в представлениях Ленина и его сторонников, как идеальные конструкции видоизменялись под влиянием требований реальности, когда возобладала прагматика неоимперского толка. Этот вопрос рассматривается в контексте трех основных мифологем: «мировая революция», «самоопределение наций» и «коммунистическое общество». Показано, что в течение 1920-х гг. наблюдается переход от тактических принципов освоения территории бывшей Российской империи к стратегическим, при этом до 1923 г. основным следует считать фактор национального строительства. Как и в случае с идеологемой «мировой революции», по мере осознания невозможности реализовать в полной мере идеологические цели тезис самоопределения наций становился все более ритуальным. Для идеи построения коммунистического общества наиболее актуальными были сформулированные Марксом задачи индустриализации и урбанизации. В результате борьбы экономического и национального подходов к районированию утвердился третий, имперский по сути, административный подход. До середины 1920-х гг. были переосмыслены практически все идеологические доктрины, имевшие отношение к освоению территории. Прежние идеальные представления большевиков не отбрасывались полностью, а уточнялись, выполняя задачу пропагандистского обеспечения сталинского режима.
Translated title of the contribution'Hey, Guberniyas, raise your anchors!': 3 land development in bolshevik mythology
Original languageRussian
Pages (from-to)675-692
Number of pages18
JournalQuaestio Rossica
Volume5
Issue number3
DOIs
Publication statusPublished - 1 Jan 2017

Fingerprint

world revolution
mythology
self-determination
zoning
state formation
industrialization
tactics
doctrine
urbanization
pragmatics
nineteenth century
Russia
Bolsheviks
Mythology
Anchor
economics
Revolution
Society

Keywords

  • Early Soviet society
  • Social engineering
  • Soviet ideology
  • Territorial development

ASJC Scopus subject areas

  • Cultural Studies
  • Language and Linguistics
  • History
  • Visual Arts and Performing Arts
  • Linguistics and Language
  • Literature and Literary Theory

WoS ResearchAreas Categories

  • Humanities, Multidisciplinary

GRNTI

  • 03.00.00 HISTORY AND HISTORICAL SCIENCES

Level of Research Output

  • VAK List

Cite this

@article{9792fb6774484e78bfbb9e7e8205b8e4,
title = "«ЭЙ, ГУБЕРНИИ, СНИМАЙТЕСЬ С ЯКОРЕЙ!»: ИДЕЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ОСВОЕНИЯ В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ МИФОЛОГИИ",
abstract = "Цель исследования - уточнить, какое место занимала задача освоения российской территории в представлениях Ленина и его сторонников, как идеальные конструкции видоизменялись под влиянием требований реальности, когда возобладала прагматика неоимперского толка. Этот вопрос рассматривается в контексте трех основных мифологем: «мировая революция», «самоопределение наций» и «коммунистическое общество». Показано, что в течение 1920-х гг. наблюдается переход от тактических принципов освоения территории бывшей Российской империи к стратегическим, при этом до 1923 г. основным следует считать фактор национального строительства. Как и в случае с идеологемой «мировой революции», по мере осознания невозможности реализовать в полной мере идеологические цели тезис самоопределения наций становился все более ритуальным. Для идеи построения коммунистического общества наиболее актуальными были сформулированные Марксом задачи индустриализации и урбанизации. В результате борьбы экономического и национального подходов к районированию утвердился третий, имперский по сути, административный подход. До середины 1920-х гг. были переосмыслены практически все идеологические доктрины, имевшие отношение к освоению территории. Прежние идеальные представления большевиков не отбрасывались полностью, а уточнялись, выполняя задачу пропагандистского обеспечения сталинского режима.",
keywords = "Early Soviet society, Social engineering, Soviet ideology, Territorial development",
author = "Oleg Gorbachev",
year = "2017",
month = "1",
day = "1",
doi = "10.15826/qr.2017.3.244",
language = "Русский",
volume = "5",
pages = "675--692",
journal = "Quaestio Rossica",
issn = "2311-911X",
publisher = "Издательство Уральского университета",
number = "3",

}

TY - JOUR

T1 - «ЭЙ, ГУБЕРНИИ, СНИМАЙТЕСЬ С ЯКОРЕЙ!»: ИДЕЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ОСВОЕНИЯ В БОЛЬШЕВИСТСКОЙ МИФОЛОГИИ

AU - Gorbachev, Oleg

PY - 2017/1/1

Y1 - 2017/1/1

N2 - Цель исследования - уточнить, какое место занимала задача освоения российской территории в представлениях Ленина и его сторонников, как идеальные конструкции видоизменялись под влиянием требований реальности, когда возобладала прагматика неоимперского толка. Этот вопрос рассматривается в контексте трех основных мифологем: «мировая революция», «самоопределение наций» и «коммунистическое общество». Показано, что в течение 1920-х гг. наблюдается переход от тактических принципов освоения территории бывшей Российской империи к стратегическим, при этом до 1923 г. основным следует считать фактор национального строительства. Как и в случае с идеологемой «мировой революции», по мере осознания невозможности реализовать в полной мере идеологические цели тезис самоопределения наций становился все более ритуальным. Для идеи построения коммунистического общества наиболее актуальными были сформулированные Марксом задачи индустриализации и урбанизации. В результате борьбы экономического и национального подходов к районированию утвердился третий, имперский по сути, административный подход. До середины 1920-х гг. были переосмыслены практически все идеологические доктрины, имевшие отношение к освоению территории. Прежние идеальные представления большевиков не отбрасывались полностью, а уточнялись, выполняя задачу пропагандистского обеспечения сталинского режима.

AB - Цель исследования - уточнить, какое место занимала задача освоения российской территории в представлениях Ленина и его сторонников, как идеальные конструкции видоизменялись под влиянием требований реальности, когда возобладала прагматика неоимперского толка. Этот вопрос рассматривается в контексте трех основных мифологем: «мировая революция», «самоопределение наций» и «коммунистическое общество». Показано, что в течение 1920-х гг. наблюдается переход от тактических принципов освоения территории бывшей Российской империи к стратегическим, при этом до 1923 г. основным следует считать фактор национального строительства. Как и в случае с идеологемой «мировой революции», по мере осознания невозможности реализовать в полной мере идеологические цели тезис самоопределения наций становился все более ритуальным. Для идеи построения коммунистического общества наиболее актуальными были сформулированные Марксом задачи индустриализации и урбанизации. В результате борьбы экономического и национального подходов к районированию утвердился третий, имперский по сути, административный подход. До середины 1920-х гг. были переосмыслены практически все идеологические доктрины, имевшие отношение к освоению территории. Прежние идеальные представления большевиков не отбрасывались полностью, а уточнялись, выполняя задачу пропагандистского обеспечения сталинского режима.

KW - Early Soviet society

KW - Social engineering

KW - Soviet ideology

KW - Territorial development

UR - http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85033228485&partnerID=8YFLogxK

UR - https://elibrary.ru/item.asp?id=30109908

UR - https://gateway.webofknowledge.com/gateway/Gateway.cgi?GWVersion=2&SrcAuth=tsmetrics&SrcApp=tsm_test&DestApp=WOS_CPL&DestLinkType=FullRecord&KeyUT=000417444700005

U2 - 10.15826/qr.2017.3.244

DO - 10.15826/qr.2017.3.244

M3 - Статья

VL - 5

SP - 675

EP - 692

JO - Quaestio Rossica

JF - Quaestio Rossica

SN - 2311-911X

IS - 3

ER -