МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В НОМИНАЦИИ СКОРОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРОВ)

Результат исследований: Вклад в журналСтатьяНаучно-исследовательскаярецензирование

Аннотация

В статье рассматриваются обозначения медлительных и расторопных людей, мотивированные наименованиями мифологических персонажей. Материалом для статьи послужила лексика русских народных говоров. Отмечается, что развитие значения скорости наблюдается только у имен низших демонов, имеющих, по поверьям, непосредственный контакт с людьми; представителям низшей демонологии приписывается способность каузировать у человека состояние активности или заторможенности. Наибольшей продуктивностью характеризуются наименования черта и беса, для которых релевантен признак быстроты. Образы данных персонажей детально проработаны в «скоростной» лексике и фразеологии: подвижный человек сравнивается непосредственно с чертом и бесом (быстрый как чёрт, первый бес); эталоном движения с высокой скоростью выступают прототипические ситуации, в которых черт и бес демонстрируют способность к быстрому перемещению (как бес от грома); выбор человеком неестественно высокой скорости объясняется влиянием черта или беса на его сознание (чёрт гнал). В основу номинаций быстроты также могут быть положены имена таких персонажей, как шуликуны, кострома и ягарма. В первом случае семантическое развитие имени мифологического персонажа основано на представлениях о его поведении и внешнем виде (шуликуны маленького роста, подвижны и суетливы), в двух других определяется принадлежностью костромы и ягармы к числу персонажей устрашения и сближением их с демоническими силами: образы мифологических персонажей, обладающих «надприродными» свойствами, продуктивны в «скоростной» номинации, привлекаются для описания «выдающихся» способностей человека. Семантика медлительности представлена у рассматриваемых лексем единичными примерами (слепая макура), однако обозначения кикиморы (шишиморы) и кумохи получают противоположную скоростную интерпретацию.
Переведенное названиеIMAGES OF MYTHOLOGICAL CHARACTERS IN NOMINATION OF SLUGGISH AND PROMPT PEOPLE (a Case Study of Russian Dialects)
Язык оригиналаРусский
Страницы (с-по)15-23
Число страниц9
ЖурналВестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология
Том9
Номер выпуска3
DOI
СостояниеОпубликовано - 2017

Отпечаток

speed
vocabulary

ГРНТИ

  • 16.00.00 ЯЗЫКОЗНАНИЕ

Уровень публикации

  • Перечень ВАК

Цитировать

@article{29b5e00d35964330b8b450436efaac53,
title = "МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В НОМИНАЦИИ СКОРОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРОВ)",
abstract = "В статье рассматриваются обозначения медлительных и расторопных людей, мотивированные наименованиями мифологических персонажей. Материалом для статьи послужила лексика русских народных говоров. Отмечается, что развитие значения скорости наблюдается только у имен низших демонов, имеющих, по поверьям, непосредственный контакт с людьми; представителям низшей демонологии приписывается способность каузировать у человека состояние активности или заторможенности. Наибольшей продуктивностью характеризуются наименования черта и беса, для которых релевантен признак быстроты. Образы данных персонажей детально проработаны в «скоростной» лексике и фразеологии: подвижный человек сравнивается непосредственно с чертом и бесом (быстрый как чёрт, первый бес); эталоном движения с высокой скоростью выступают прототипические ситуации, в которых черт и бес демонстрируют способность к быстрому перемещению (как бес от грома); выбор человеком неестественно высокой скорости объясняется влиянием черта или беса на его сознание (чёрт гнал). В основу номинаций быстроты также могут быть положены имена таких персонажей, как шуликуны, кострома и ягарма. В первом случае семантическое развитие имени мифологического персонажа основано на представлениях о его поведении и внешнем виде (шуликуны маленького роста, подвижны и суетливы), в двух других определяется принадлежностью костромы и ягармы к числу персонажей устрашения и сближением их с демоническими силами: образы мифологических персонажей, обладающих «надприродными» свойствами, продуктивны в «скоростной» номинации, привлекаются для описания «выдающихся» способностей человека. Семантика медлительности представлена у рассматриваемых лексем единичными примерами (слепая макура), однако обозначения кикиморы (шишиморы) и кумохи получают противоположную скоростную интерпретацию.",
author = "Борисова, {Елизавета Олеговна}",
year = "2017",
doi = "10.17072/2037-6681-2017-3-15-23",
language = "Русский",
volume = "9",
pages = "15--23",
journal = "Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология",
issn = "2073-6681",
publisher = "Пермский государственный национальный исследовательский университет",
number = "3",

}

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В НОМИНАЦИИ СКОРОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРОВ). / Борисова, Елизавета Олеговна.

В: Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология, Том 9, № 3, 2017, стр. 15-23.

Результат исследований: Вклад в журналСтатьяНаучно-исследовательскаярецензирование

TY - JOUR

T1 - МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В НОМИНАЦИИ СКОРОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРОВ)

AU - Борисова, Елизавета Олеговна

PY - 2017

Y1 - 2017

N2 - В статье рассматриваются обозначения медлительных и расторопных людей, мотивированные наименованиями мифологических персонажей. Материалом для статьи послужила лексика русских народных говоров. Отмечается, что развитие значения скорости наблюдается только у имен низших демонов, имеющих, по поверьям, непосредственный контакт с людьми; представителям низшей демонологии приписывается способность каузировать у человека состояние активности или заторможенности. Наибольшей продуктивностью характеризуются наименования черта и беса, для которых релевантен признак быстроты. Образы данных персонажей детально проработаны в «скоростной» лексике и фразеологии: подвижный человек сравнивается непосредственно с чертом и бесом (быстрый как чёрт, первый бес); эталоном движения с высокой скоростью выступают прототипические ситуации, в которых черт и бес демонстрируют способность к быстрому перемещению (как бес от грома); выбор человеком неестественно высокой скорости объясняется влиянием черта или беса на его сознание (чёрт гнал). В основу номинаций быстроты также могут быть положены имена таких персонажей, как шуликуны, кострома и ягарма. В первом случае семантическое развитие имени мифологического персонажа основано на представлениях о его поведении и внешнем виде (шуликуны маленького роста, подвижны и суетливы), в двух других определяется принадлежностью костромы и ягармы к числу персонажей устрашения и сближением их с демоническими силами: образы мифологических персонажей, обладающих «надприродными» свойствами, продуктивны в «скоростной» номинации, привлекаются для описания «выдающихся» способностей человека. Семантика медлительности представлена у рассматриваемых лексем единичными примерами (слепая макура), однако обозначения кикиморы (шишиморы) и кумохи получают противоположную скоростную интерпретацию.

AB - В статье рассматриваются обозначения медлительных и расторопных людей, мотивированные наименованиями мифологических персонажей. Материалом для статьи послужила лексика русских народных говоров. Отмечается, что развитие значения скорости наблюдается только у имен низших демонов, имеющих, по поверьям, непосредственный контакт с людьми; представителям низшей демонологии приписывается способность каузировать у человека состояние активности или заторможенности. Наибольшей продуктивностью характеризуются наименования черта и беса, для которых релевантен признак быстроты. Образы данных персонажей детально проработаны в «скоростной» лексике и фразеологии: подвижный человек сравнивается непосредственно с чертом и бесом (быстрый как чёрт, первый бес); эталоном движения с высокой скоростью выступают прототипические ситуации, в которых черт и бес демонстрируют способность к быстрому перемещению (как бес от грома); выбор человеком неестественно высокой скорости объясняется влиянием черта или беса на его сознание (чёрт гнал). В основу номинаций быстроты также могут быть положены имена таких персонажей, как шуликуны, кострома и ягарма. В первом случае семантическое развитие имени мифологического персонажа основано на представлениях о его поведении и внешнем виде (шуликуны маленького роста, подвижны и суетливы), в двух других определяется принадлежностью костромы и ягармы к числу персонажей устрашения и сближением их с демоническими силами: образы мифологических персонажей, обладающих «надприродными» свойствами, продуктивны в «скоростной» номинации, привлекаются для описания «выдающихся» способностей человека. Семантика медлительности представлена у рассматриваемых лексем единичными примерами (слепая макура), однако обозначения кикиморы (шишиморы) и кумохи получают противоположную скоростную интерпретацию.

UR - https://elibrary.ru/item.asp?id=30317238

U2 - 10.17072/2037-6681-2017-3-15-23

DO - 10.17072/2037-6681-2017-3-15-23

M3 - Статья

VL - 9

SP - 15

EP - 23

JO - Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология

JF - Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология

SN - 2073-6681

IS - 3

ER -