100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА: УЧАСТИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА ИСТОРИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ ФРАНЦИИ)

Результат исследований: Вклад в журналСтатьяНаучно-исследовательскаярецензирование

Аннотация

Статья посвящена участию французской стороны в торжествах, связанных со 100-летием Отечественной войны 1812 г. На основе французских архивных документов, впервые вводимых в научный оборот, автор выявляет действия правительств и общественных структур Франции и России, направленные на использование празднования юбилея войны для укрепления союзнических отношений двух стран. Несмотря на то что уже в самом названии войны (Отечественная война для русских и Русский поход Наполеона для французов) были заложены различия в историческом восприятии двумя народами событий той эпохи, стратегическая задача объединения сил против потенциального противника (Германии и ее возможных союзников) заставила государственные элиты России и Франции прибегнуть к своеобразному «переформатированию памяти». Инициатива реализации такого проекта исходила от российской стороны. Это объясняется тем, что для русских события 1812 г. вписывались в концепт «памяти-победы», тогда как для французов это была «память-травма». Две страны и два народа разделяло и то обстоятельство, что Франция была республикой, Россия - полуабсолютистской наследственной монархией; французское общество демонстрировало высокую степень политических и гражданских свобод, в России же процессы, ведущие к этому, только начинались. Вследствие этих обстоятельств стороны проявили разную степень готовности к «мемориальному переформатированию». В России подобный процесс шел более легко, что было связано с всеобщим доминированием государственного начала и со слабым развитием структур общественных, а также и с тем, что обладателю памятипобеды оказалось значительно легче проявить благородное снисхождение к когда-то поверженному противнику, чем носителю памяти-травмы. Однако на рубеже XIX и XX вв. Францию уже в большей степени волновала значительно более свежая национальная травма, чем та, которую она пережила в 1812-1815 гг., - травма франко-прусской войны. Это способствовало тому, что к поражению Великой армии в России французы стали относиться как к героической трагедии, которая делает большую честь даже не тому, кто выиграл, но тому, кто проиграл.
Переведенное названиеTHE CENTENARY OF THE PATRIOTIC WAR OF 1812: PARTICIPATION OF THE FRENCH DELEGATION (on the archives of the Historical Service of the Ministry of Defence of France)
Язык оригиналаРусский
Страницы (с-по)41-49
Число страниц9
ЖурналУральский исторический вестник
Номер выпуска2(63)
DOI
СостояниеОпубликовано - 2019

Отпечаток

Delegation
Russia
War of 1812
Centenary
Participation
Ministry
France
Trauma
Victory
Enemy
Germany
Defeat
Allies
Social Structure
Memorial
Elites
Army
Names
Monarchy
Franco-Prussian War

ГРНТИ

  • 03.09.00 Всеобщая история

Уровень публикации

  • Перечень ВАК

Цитировать

@article{0b7af91de856428497ea72991e32f876,
title = "100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА: УЧАСТИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА ИСТОРИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ ФРАНЦИИ)",
abstract = "Статья посвящена участию французской стороны в торжествах, связанных со 100-летием Отечественной войны 1812 г. На основе французских архивных документов, впервые вводимых в научный оборот, автор выявляет действия правительств и общественных структур Франции и России, направленные на использование празднования юбилея войны для укрепления союзнических отношений двух стран. Несмотря на то что уже в самом названии войны (Отечественная война для русских и Русский поход Наполеона для французов) были заложены различия в историческом восприятии двумя народами событий той эпохи, стратегическая задача объединения сил против потенциального противника (Германии и ее возможных союзников) заставила государственные элиты России и Франции прибегнуть к своеобразному «переформатированию памяти». Инициатива реализации такого проекта исходила от российской стороны. Это объясняется тем, что для русских события 1812 г. вписывались в концепт «памяти-победы», тогда как для французов это была «память-травма». Две страны и два народа разделяло и то обстоятельство, что Франция была республикой, Россия - полуабсолютистской наследственной монархией; французское общество демонстрировало высокую степень политических и гражданских свобод, в России же процессы, ведущие к этому, только начинались. Вследствие этих обстоятельств стороны проявили разную степень готовности к «мемориальному переформатированию». В России подобный процесс шел более легко, что было связано с всеобщим доминированием государственного начала и со слабым развитием структур общественных, а также и с тем, что обладателю памятипобеды оказалось значительно легче проявить благородное снисхождение к когда-то поверженному противнику, чем носителю памяти-травмы. Однако на рубеже XIX и XX вв. Францию уже в большей степени волновала значительно более свежая национальная травма, чем та, которую она пережила в 1812-1815 гг., - травма франко-прусской войны. Это способствовало тому, что к поражению Великой армии в России французы стали относиться как к героической трагедии, которая делает большую честь даже не тому, кто выиграл, но тому, кто проиграл.",
author = "Земцов, {Владимир Николаевич}",
year = "2019",
doi = "10.30759/1728-9718-2019-2(63)-41-49",
language = "Русский",
pages = "41--49",
journal = "Уральский исторический вестник",
issn = "1728-9718",
publisher = "Федеральное государственное бюджетное учреждение науки {"}Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук{"}",
number = "2(63)",

}

TY - JOUR

T1 - 100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА: УЧАСТИЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ АРХИВА ИСТОРИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ ФРАНЦИИ)

AU - Земцов, Владимир Николаевич

PY - 2019

Y1 - 2019

N2 - Статья посвящена участию французской стороны в торжествах, связанных со 100-летием Отечественной войны 1812 г. На основе французских архивных документов, впервые вводимых в научный оборот, автор выявляет действия правительств и общественных структур Франции и России, направленные на использование празднования юбилея войны для укрепления союзнических отношений двух стран. Несмотря на то что уже в самом названии войны (Отечественная война для русских и Русский поход Наполеона для французов) были заложены различия в историческом восприятии двумя народами событий той эпохи, стратегическая задача объединения сил против потенциального противника (Германии и ее возможных союзников) заставила государственные элиты России и Франции прибегнуть к своеобразному «переформатированию памяти». Инициатива реализации такого проекта исходила от российской стороны. Это объясняется тем, что для русских события 1812 г. вписывались в концепт «памяти-победы», тогда как для французов это была «память-травма». Две страны и два народа разделяло и то обстоятельство, что Франция была республикой, Россия - полуабсолютистской наследственной монархией; французское общество демонстрировало высокую степень политических и гражданских свобод, в России же процессы, ведущие к этому, только начинались. Вследствие этих обстоятельств стороны проявили разную степень готовности к «мемориальному переформатированию». В России подобный процесс шел более легко, что было связано с всеобщим доминированием государственного начала и со слабым развитием структур общественных, а также и с тем, что обладателю памятипобеды оказалось значительно легче проявить благородное снисхождение к когда-то поверженному противнику, чем носителю памяти-травмы. Однако на рубеже XIX и XX вв. Францию уже в большей степени волновала значительно более свежая национальная травма, чем та, которую она пережила в 1812-1815 гг., - травма франко-прусской войны. Это способствовало тому, что к поражению Великой армии в России французы стали относиться как к героической трагедии, которая делает большую честь даже не тому, кто выиграл, но тому, кто проиграл.

AB - Статья посвящена участию французской стороны в торжествах, связанных со 100-летием Отечественной войны 1812 г. На основе французских архивных документов, впервые вводимых в научный оборот, автор выявляет действия правительств и общественных структур Франции и России, направленные на использование празднования юбилея войны для укрепления союзнических отношений двух стран. Несмотря на то что уже в самом названии войны (Отечественная война для русских и Русский поход Наполеона для французов) были заложены различия в историческом восприятии двумя народами событий той эпохи, стратегическая задача объединения сил против потенциального противника (Германии и ее возможных союзников) заставила государственные элиты России и Франции прибегнуть к своеобразному «переформатированию памяти». Инициатива реализации такого проекта исходила от российской стороны. Это объясняется тем, что для русских события 1812 г. вписывались в концепт «памяти-победы», тогда как для французов это была «память-травма». Две страны и два народа разделяло и то обстоятельство, что Франция была республикой, Россия - полуабсолютистской наследственной монархией; французское общество демонстрировало высокую степень политических и гражданских свобод, в России же процессы, ведущие к этому, только начинались. Вследствие этих обстоятельств стороны проявили разную степень готовности к «мемориальному переформатированию». В России подобный процесс шел более легко, что было связано с всеобщим доминированием государственного начала и со слабым развитием структур общественных, а также и с тем, что обладателю памятипобеды оказалось значительно легче проявить благородное снисхождение к когда-то поверженному противнику, чем носителю памяти-травмы. Однако на рубеже XIX и XX вв. Францию уже в большей степени волновала значительно более свежая национальная травма, чем та, которую она пережила в 1812-1815 гг., - травма франко-прусской войны. Это способствовало тому, что к поражению Великой армии в России французы стали относиться как к героической трагедии, которая делает большую честь даже не тому, кто выиграл, но тому, кто проиграл.

UR - https://elibrary.ru/item.asp?id=38166714

U2 - 10.30759/1728-9718-2019-2(63)-41-49

DO - 10.30759/1728-9718-2019-2(63)-41-49

M3 - Статья

SP - 41

EP - 49

JO - Уральский исторический вестник

JF - Уральский исторический вестник

SN - 1728-9718

IS - 2(63)

ER -